Продолжение рассказов 4
СТОЛБЫ

Значит, сдаться гонщику?
Может, кто и клонит Ивана. Пыхтит усердно. Однако снами увлекаться шоферу не с руки. Он знает: кимарить за рулем - сидеть в луже. Или в канаве на обочине.
Он глаза разлепил, сказал меховушке:
- Правильно понимаешь наше положение. Плясать тебе не переставать. А мне застегивать роток на все пуговки рановато. Буду считать столбы.
Едет и оповещает лохматого дружка:
- Черный телеграфный столб - это раз. Теперь выскочил километровый дорожный столб. Пусть нам станется - два. О, глянь-ка, чей тут бетонный столб? Не имею понятия, но пусть идет как третий по счету.
Нашел себе четвертый?
А как же, их по сторонам гладкой асфальтовой ленты видимо-невидимо. Устанешь высказываться.
Меховушка веселее заблестел своими бусинками. Разговоры в кабине ему по душе. С ними шоссе между городами окажется куда короче.
Как поживаешь, Иван? Легче тебе стало?
Бережков поживал чуточку теперь получше.
Столбы вроде бы помогали.
Он провел шершавой ладонью по набрякшим векам - шалишь, дремота! нас так просто не возьмешь!
Усилился встречный ветер. Он бил в лоб Ваську-тяжеловозу. Тормозил движение. Что делать водителю?
Правильно, надо малость поднажать. Придавить педаль газа к полу кабины.
Он поскорее придавил.
Грузовик шумнул в ответ. Прибавил ходу. И вот уже прибор снова показывает норму. Скорость восемьдесять километров в час.
То, что нужно. Тютелька в тютельку!
Придорожные березки гнулись под ветром. Зеленые листья трепетали. Сверху была им подсветка золотом.
Если есть у тебя желание, шофер, любуйся опять расписными кронами. Летние лесные опушки всегда готовы порадовать зрителей.
Солнышко подмигивало Ивану.
«Ишь, ты! - подумал гонщик. - В прятки со мной играет. То спрячется за тучкой, то выглянет».
Вот оно снова исчезло за белыми облаками. Похожими на пушистых персидских кошек
Дружка за дружкой подплывали к солнцу другие облака. Маленькие пуховые шарики.
Котята, рессора с ними поиграй!
Новый порыв сильного ветра. Иван покрепче ухватил руль, придавил крепче педаль газа.
Потом подмигнул облачку. Эй, котенок! С рессорой лучше не играй. Она тяжелая.
Гонщик повеселел. Ему нравилось, что погода была хорошая. Что ровно шумел мотор.
Думалось ему: в нынешний расчудесный день не может случиться ничего неожиданного. Есть возможность выиграть даже чемпионское звание.
Он бросил считать дорожные столбы.
Придет, придет победа! Разве не об этом гудит трудяга-мотор? Погромыхивает красивый деревянный кузов разве не об этом?
За боковым стеклом мелькают березы.
В горячей позолоте их зеленеющий убор. Шевелятся под ветерком листья, раскачиваются гибкие ветви. О чем говорят деревья, посылая привет быстро бегущему по шоссе Ваську-тяжеловозу?
Они добрые. Они машут ветками вслед грузовику, желают водителю победить.
И солнце тоже не случайно подмигивает шоферу. Оно хочет сказать: готовь, Бережков, чемодан для большой награды.
Вот теперь скажи Иван сам себе - есть ли у тебя спортивная чемпионская сумка?


МЕЧТА

«Если для награды, то найдется, - думал гонщик. - Лежит она за сиденьем. Там полбатона хлеба, кусок колбасы. Также запасной ремень мотору, И еще кое-что из мелочи. Известно, без новых свечей зажигания можно и прогореть»
Сумка, выходит, есть. Одна беда, свободного места в ней маловато. Но ничего. Хлеб и колбасу Иван, как только приедет на финиш, сразу съест. Не залежится у него продуктовый тормозок.
Потому что и голод не тетка, и местечко для награды все-таки надо освободить.
Дорога пошла круто в гору.
Казалось, машина мчится прямо в гости к пушистым белым котятам.
Затем грузовик понесся вниз. В ложбину между холмами.
Снова подлетел в небо. Глянь - солнышко скрылось. Потемнели придорожные кусты.
Лес подступил к асфальту. От мохнатых елей повеяло сумрачной прохладой.
И вдруг всё перемешалось. Сумрак сменился темнотой, лесная прохлада - зябкой сыростью. Иван увидел, что едет мимо знакомого пруда.
Туманно кругом, но всё же узнал он заросли вдоль низкого берега. Ну, конечно - вон и длинные камыши размахивают своими пышными прическами!
Когда Бережков подъехал поближе, взлетела стая диких уток. Шумно захлопали крыльями. На этот раз они испугались Васька-тяжеловоза не на шутку.
Боязливые оказались, рессора в них бабахни!
Кряквы со свистом рассекали воздух короткими крыльями, улетая вдаль.
Они пропали в туманной дымке, и Бережков вздохнул с сожалением. Была бы свободная минутка - поохотился на уток в камышах.
Живешь в деревне, имеешь какое-никакое ружьишко, да чтоб не сходить на вечернюю зорьку? Не стрельнуть, когда по весне тянут вальдшнепы над перелеском?
Ходил ведь с соседом, с егерем охотничьего хозяйства.
На дальние озера он тебя водил, учил таиться камышах
высматривать взлетающих чирков. Когда разрешена охота, почему не добыть пусть и ту же утку для своего семейства?
Здесь, в родных краях, раздолье - не окинешь глазом. Оно тебе хоть зеленошумно лесное, а хоть и многоводно озерное.
Что скрывать, любит Иван родную землю. Всегда готов всласть поездить здесь на своем безотказном автомобиле. Не прочь походить и пешком. С ружьишком.
Да, а как это он очутился в любимом краю? Соревнования были далеко отсюда. И вроде бы еще не закончились. Чудеса!
Иван взглянул на чертика.
Слышь, наблюдатель-гляделка! Есть к тебе вопросы. Насчет непонятных происшествий.
Тот крутил головой, посматривая по сторонам. Веселить Бережкова не торопился. Медные копытца не пускались в пляс. И хохолок торчал не так чтобы очень задорно.
Не сверкал он круглыми бусинками.
Не понравился смотритель-гляделка водителю.
Эй, друг лохматый! Хватит отмалчиваться. Ты-то как сегодня поживаешь, рессора тебе в бок!?
Видишь: перед нами пруд, возле которого отдыхали мы однажды. Знакомые утки, правда?
Меховушка дернул хохолком. Правда тебе тут, Иван, или чередой сплошные чудеса, но…глянь-ка сюда.
Хмыкнул шофер. Туда, сюда - напрочь лишние разговоры. Не хватало здесь рассматривать что-то в микроскоп.
Не успел хмыкнуть, а вместо чертика рядом с Иваном кто?
На резинке начал плясать гномик в красном колпаке.
Он был обут в зеленые туфли с загнутыми вверх подметками. Его большой нос посреди мясистых щек сиял очень убедительно. Ярким лиловым светом.
Гномик то задевал стекло туфлей. То, взлетая, доставал кисточкой колпака до потолка Ивановой кабины. При этом попрыгунчик хихикал и показывал водителю дулю.
Хихикнет, подует на дулю и снова покажет ее хозяину Васька-тяжеловоза.
Вот тебе! Что, съел? Вот тебе!
«Я сплю, - подумал гонщик. – Нет никакого пруда. Нет камышей, уток, запаха воды. Тормози, шофер! Иначе ты разобьешься. А зачем это нужно тебе?!»
Он со всей силой нажал на педаль тормоза.
Его бросило вперед. На руль.









Главная | Статьи, книги | Фильмы про тюрьму | Обратная связь


Яндекс.Метрика
Одинокий Бродяга © 2008-2015

X