Продолжение рассказов 5
ОВРАГ

Завизжали шины. Машина проехала несколько метров и
остановилась. Прямо перед километровым столбом.
Если Васек-тяжеловоз и не вздохнул облегченно, то стало ему полегче - здесь уж нет никаких сомнений. Не стучали моторные клапана и не погромыхивал кузов. И не попал грузовик в дорожную переделку.
Стоял себе спокойно. Лишь из-под колес немного тянуло разогретым асфальтом.
Черные полосы исчеркали шоссе. Но ты, шофер, можешь открывать глаза и гнать себе дальше. Поспишь когда-нибудь после.
Иван глянул в боковое стекло.
Вот куда он не попал сегодня - в глубокий овраг. Ишь, какой провал красуется за километровым столбом! Надоест кувыркаться там.
Почувствовал Бережков, что сразу жарковато стало ему.
Расстегивает он рубашку на дополнительную пуговку. Не помешает сейчас малость охладиться.
Чертик тихонько раскачивается. Поначалу-то впечатало его здесь крепко - в потолок кабины всеми копытцами.
Теперь, значит, успокаивается.
Водитель тронул лохматого дружка пальцем.
- Нехорошо превращаться в гнома. Да еще показываешь дулю, куда это годится?
Тот блеснул бусинками. Откачнулся.
Повернувшись спиной к Ивану, дрыгнул согнутой в коленке ногой. А хорошо кимарить за рулем?
Он бы сказал и не такое. Уж не смолчал.
Укоризненной была его спина. Обещала гонщику дружеский выговор. А если промолчал меховушка, то по всегдашнему своему обыкновению не влезать в лишние разговоры.
- Что мне спорить? - пробормотал шофер. - Ты прав,
дружище.
Кто-кто, а Бережков не новичок в своем деле, знает порядок. Если поехал, то прикрой дверцу кабины. Хлопать лучше не надо. Глаза, конечно, держи в поездке широко открытыми. А дремать нельзя ни в коем разе.
При всем при том уважай любой проселок. Зазря не газуй, соблюдай правила движения. Тише едешь - дальше будешь. Эту поговорку водитель должен взять на заметку. Правильно едешь - будешь с целехонькой рессорой. Поспешишь - ее рассмешишь. И рессора у тебя от смеха лопнет. Вот какие пироги с кашей.
Варить должна голова у шофера. Чтоб варила не хуже той, что у повара. Тогда свои получатся у водителя вкуснеющие харчо, борщ, молочный суп. Всё, что требуется лучшему по профессии.
Когда соревнования… что ж, и тут дремать не приходится. А приходится давать бодрости и глазастости прибавку.
Какой же ты чемпион, если соня и растеряха?!
Бережков не мешкая отвел грузовик назад. Дал газ.
Автомобиль рванул вперед.
Не задерживайся, Васек-тяжеловоз, у овражного этого провала. Береги часы и минутки, как раньше берег.
Тебе не привыкать наматывать километры на колеса, убегать от штрафных очков.
Мчался грузовик вперед, к финишу гонки. Иван и Васек-тяжеловоз жали во
все свои лопатки. Они гнали, чтобы очутиться подальше от неудачи. К чемпионскому званию - поближе. Но кто же знал, что чудеса тоже любят бегать за шоферами?
Через час догнало Ивана сонное видение.
Ну, просто хоть что с ним делай - с утиным прудом!
Получилось вот что.
Ты рулишь, не зеваешь. Баранка исправно крутится. Руль послушно командует Ваську-тяжеловозу: тут заверни влево, а на повороте смотри в оба. Круче разворачивай колеса, иначе вылетишь на обочину.
Помнишь недавний овраг? Вот и шустри.
Васек-тяжеловоз бойко пофыркивает. Шустрить не отказывается.
Бережков глядит на приборы перед собой.
И что же он там увидел?
Такого - порядочек, восемьдесять километров в час! - не приметил.
Утиный пруд выскочил на приборную панель. Чудеса догнали-таки Васька-тяжеловоза.
Развернулся пруд перед гонщиком во всю ширь. На тебе, водитель, и камыши, и тину, и запах прохладной воды!
Ты, значит, отдыхай, прохлаждайся, утки будут безостановочно летать кругами. Они станут навевать тебе прекрасные мечтания. Пострелять в камышах не желаешь?
Ой, как жарко стало Ивану!
Он по профессии вам не охотник. Должен исправно крутить баранку. Потому что давно ходит в шоферах. И не надо ему совать ваших уток.
Сейчас рванешь с трассы в сторону. Сам запорхаешь крылатой птичкой. С асфальта прямиком в перелесок.
Ишь, какие они себе на уме, эти ласковые чудеса!
Ничего, он теперь не промахнется. Знает, что надо быстренько делать. Не гляди на пруд, гонщик из лесных да озерных краев, а тормози.
Бережков и во сне педаль нащупает. Есть навык. Не собьешь Ивана. Тормознет на все сто, а Васек-тяжеловоз тоже сообразит, как оно лучше.
Нажал гонщик на педаль.
Грузовик скорость вмиг уменьшил.
С трассы он не съехал, чему водитель порадовался:
- Молодец, Васек-тяжеловоз! Однако нам не стоит двигаться шагом. Давай держать чемпионскую скорость.
Соревнования были не шуточные, вполне серьезные. Здесь будет тебе и холодно, и жарко. Кто обещал, что нисколько не устанешь?
Не было обещаний. А строгие судьи - вот они. Им желается знать, кто лучший по профессии.
И Бережков также не против прознать таковскую штуку.
Можно собратьям погоняться. Почему обязательно - ни к чему?
Шофера не хуже поваров. Пусть не в белых колпаках работают, но у каждого есть голова на плечах.
Так что можно, товарищи Бережковские, варить суп и почаще даже. Каждый год, а?
Бывают дорожные волшебства, без них не обходится дело. Тут главное соображай, откуда что взялось.
Камышовые кряквы почему привязались к Ивану?
Однажды он очень сильно устал в пути. Было с ним такое. И никуда не сплыло - затаилось в голове, начало поджидать своего часа.
В тот раз случилась история простая. Не вот тебе волшебная.
Когда умаялся в поездке, довелось ему отдыхать как раз
у пруда. Утки в камышах снились неспроста сегодня. Приключилась у шофера нехватка. Недостача бодрости и глазастости.
Вот и вышло — чудеса полезли, словно тесто из квашни. Только успевай поворачиваться. Чтобы не загреметь туда, не знаю куда.
То, что напрочь не сплыло, мигом и всплыло. Полетели
кругами волшебные кряквы. Запросила голова хоть полчасика, чтобы развеяться и живее шевелить мозгами.
А ты, если в профессии не промах, сделай себе памятную заметочку - в пути усталость может навалиться неожиданно.
Тогда свободно окажешься в ласковых сновидениях. Весь в окружении чудес. Перед правилами дорожного движения весь в долгу, как в шелку.
Будет тебе волшебно-приставучий навал или где-нибудь задержится, но когда подкрадется усталось, принимай срочные меры.
Как ее побороть?
Трудное это дело, однако прогнать приятные чудеса шофер обязан.
«Вот что сейчас будет, - подумал Бережков. - Возьму
я кусок колбасы и припасенный к ужину хлеб. Ждать финиша гонки зачем? Стану потихоньку заправляться».
Куснул хлебушек. Раз и другой.
Нет, не лезет в горло сухомятка.
Откусил колбасы. На вкус оно выходит получше, и всё же не хватает колбасному обеду сдобного хлебного аромата.
Неладно получается. Когда от еды нет удовольствия, не очень тебе хочется жевать. Возьмешь и забудешь куснуть четвертый или пятый разок, задремлешь.
Тогда полетишь уткой над своим расчудесным прудом.
- И нечего на меня глядеть! - сказал Иван меховушке. – Ясное дело, я тебе не повар, чтобы знать все подходы к желудку. Но бутерброд соображу построить. Нужно положить колбасу на хлеб. Заправочка будет - что надо»
Начал он жевать то, что выстроил.
Чувствует: спать не к спеху. Вкус у бутерброда подходящий. Чтобы ехать себе и ехать.
- Хлеб с колбасой я сам съем, - сказал Иван дружку с черными бусинками. - Грузовик у меня и капли не получит. Пусть Васек-тяжеловоз обходится бензином. Много вас тут, желающих смолотить мой бутерброд».
Хотел чертик смело ответить - сроду грузовик не мечтал о вкусных бутербродных кушаньях!
И, как всегда, раздумал подавать голос. Очень нужно здесь разоряться. Чей тормозок? Вот пускай тот и уминает свое, а чертику можно просто посматривать по сторонам. Есть у него такое желание, понятно?
- Ну, ладно, - сказал Бережков. - Пожалуйста. А вообще-то я не жадный. Случился такой день, и всё.
На приборной панели в кабине пока что никаких чудес. Ни пышноволосых камышей, ни зеленой тины.
Спокойно можно выведать, сколько осталось километров до финиша. У Бережкова - когда старых камышей не видать - страха нет перед приборами.
Взял и глянул, и выведал.
Осталось Ваську-тяжеловозу минут пятнадцать нормального хода.
Вроде бы и не очень много времени, чтобы пугаться
чудесно-волшебного пруда. Да ведь беда в том - не спрашивает он, когда приласкать водителя.
Захочет и в любую минуту объявится, и запустит уток по кругу. А ты, усталый гонщик, радуйся.
Нет уж, продолжать надо жевание. Иван станет есть по возможности дольше. Никто еще не засыпал, когда имеется достойное угощение. Пусть не шикарное поварское блюдо, но вполне приличный бутерброд, ароматный и сочный.
Машина, мелко дрожа, мчалась по шоссе. В свою очередь глотала. Не колбасу и хлеб - километры.
Васек-тяжеловоз словно чувствовал, что скоро конец соревнованиям и можно будет вернуться домой. Туда, где леса, настоящие озера и знакомые проселки.
Всё ближе, ближе город.
Не за горами финиш.
Бережков был начеку. Он уминал хлеб с колбасой.
Ему и есть-то уже хотелось не так чтобы очень.
Честно говоря, не хотелось вовсе. К нему одна за другой подскакивали мысли - а не отложить ли бутерброд подальше?
Э, нет! Тут как тут будут необыкновенные пруды!
Отстаньте, бродяги. Иван вами обучен.
Он подмигивал меховушке.
Знай себе набивал рот.
Вот и рессоры покачивают машину, убаюкивают гонщика. И асфальт становится перед городом всё более гладким. Таким, что лишний раз не подпрыгнешь на сиденье.
А шофер теперь себе на уме. С набитым ртом он выстоит против камышей на приборной панели. Против уток, зеленой тины и всех прочих волшебных штук, о которых раньше не имел понятия.
Выстоит, приедет домой. Тогда зажарит хоть чирка, хоть крякву. Для родных и друзей.
У Ивана есть уверенность, что теперь не промахнется на охоте. Как раньше случалось иногда.
Вы, утки, допекли шофера. Он имеет твердое желание добыть одну и приготовить вкусное блюдо. Пусть сам ни какой не повар.
Меховушка успокоился.
Он почти не дрыгает медными копытцами.
Там у себя, под потолком кабины, висит на резинке. Соображает: а я уже вижу финиш!
Пришел-таки хлебу и колбасе конец.
Но здесь завершилась и гонка.


СЕКРЕТ

Васек-тяжеловоз пересек линию финиша, все начали поздравлять водителя. А у него один вопрос - много получил штрафных очков?
Чудак человек! Если зрители кидают вверх кепки, машут тебе руками, то они знают, что делают. Раньше у тебя уже были успехи в гонке. Правильно?
Сегодняшний штраф - не очень большой, поэтому ты и есть победитель.
Успокойся. Не сплошной ты соня и не полный растеряха. Дорога была трудной. Главное, что доехал ты до города и меньше всех получил штрафных очков.
Пригодилась Ивану сумка. Достал он из нее запасные свечи зажигания. В моторе Васька-тяжеловоза будут стоять новенькие.
Теперь Бережков поедет домой, и туда надо без приключений добраться, там заждались, наверное.
Свечи он вынул из сумки, а что положил взамен?
Награду, конечно. И кроме того прихватил себе в обратный путь хлеба и колбасы. Научен камышовыми прудами, понимаете?
Меховушка в кабине то ли спал, то ли всё, что надо, уже высмотрел. И Васек-тяжеловоз стоял спокойно, и чертик не плясал на своей резинке.
Иван щелкнул лохматого дружка по носу:
- Пора домой. К настоящим уткам.
Тот качнулся на резинке. Кажется, даже заперебирал медными копытцами. Так ему хотелось в родные края.
Долго не успокаивался. Всё кивал в согласии.
В том смысле кивал, что нечего и спорить. Пора лохматому чертику возвращаться домой, рессора его причеши!
Спрашивали Бережкова другие шофера: как удалось победить? Ведь впервые участвовал он в соревнованиях. Наверное, секрет какой-нибудь у него припасен, а?
Очень им хотелось разузнать Бережковские ловкие приемчики. Потому что каждому желается на гонках быть первым, самым лучшим. Как, например, каждый не прочь на голодный желудок умять приличный бутерброд.
- Есть секрет, - улыбаясь, отвечал Иван. - Увижу вылетающих из камышей уток. Сразу: стоп, машина, рессора тебя задери!
Гонщики потом между собой говорили, что хитрец Бережков, жалко ему выдавать свои приемчики.
Невдомек им было: говорил он чистую правду.
Ведь главное не заснуть за рулем. Разве не так? А уж кому что снится…
Ты, гонщик, лишь не зевай. Хорошо рули, вовремя нажимай на педаль тормоза, на педаль газа. Придет тогда и победа.
Вернулись домой Васек-тяжеловоз, Иван и его лохматый дружок.
Затем не раз приходилось участвовать шоферу в соревнованиях. Стал он известным гонщиком, колесил по всей стране.
И всегда был начеку. Если, сидя за рулем, заметит уток,
летающих кругами над камышом, притормозит. Уж не вот вам залюбуется на ласковые видения. Хорошую прошел школу насчет дорожных чудес.
Что хочешь с ним делай - нога сама найдет тормозную педаль.
Чертик никогда больше не превращался в гнома с сияющим лиловым носом.
Зачем лохматому дружку, если шофер всё делает правильно? Вот подумайте сами - зачем?
Правда, Васек-тяжеловоз однажды превратился в ракету. Но это уже другая история.









Главная | Статьи, книги | Фильмы про тюрьму | Обратная связь


Яндекс.Метрика
Одинокий Бродяга © 2008-2015

X